Печатное издание для профессионалов.
Обзоры, инструкции, советы и запчасти.
Трансмиссионный бизнес в России и зарубежом.
Вход в личный кабинет

Выезд из зоны комфорта

Валерий Чусов Валерий Чусов
Главный редактор АКППро

Весна 2020 года вошла в историю как период самого крупного экономического спада во всем мире, не связанного с войной или экономическим кризисом. Пандемия коронавируса заблокировала целые отрасли – туризм практически убит, авиаперевозчики сократили полеты в несколько раз, а кто-то и остановил совсем. Досталось и автосервису: сначала в Москве, а потом и в других регионах России были введены запреты на работу большинства точек услуг и общение с клиентами. Работа почти остановилась. Лишь во второй половине мая ограничения начали постепенно отменять. Но многие наши коллеги все-таки работали.

Дезинфекция на вокзале в Москве

Нерабочие недели

Объявленные по всей России нерабочие дни с сохранением зарплаты имели целью замедлить распространение коронавируса, чтобы люди меньше контактировали друг с другом. В столице меры были особенно жесткими – закрылись все магазины, за исключением торгующих продуктами, аптек и салонов сотовой связи. За нарушение запрета предусматривались значительные штрафы. Что неудивительно: в Москве и окрестностях проживает более 10% россиян, здесь очень высокая плотность населения, и к тому же именно через Москву идет основной поток выезжающих за рубеж и возвращающихся. Однако почти все регионы страны ввели ограничения по образцу столичных. А некоторые при этом еще и ограничили въезд – все прибывшие из Москвы и Санкт-Петербурга должны были проходить двухнедельный карантин в Томской области, Иркутске, Братске, Новокузнецке, Кемерово и других городах и регионах, в том числе даже в курортном Краснодарском крае. А на Сахалине в карантин отправляли всех.

В Москве и Московской области ситуация для автосервисов и торговли запчастями развивалась сложно. Внесенные в предварительный список предприятий, которым разрешалась работа, автосервисы и магазины по торговле запчастями, затем из этого списка были исключены. Впрочем, их деятельность прямо не запрещалась, и это создавало, что называется, правовую коллизию – с одной стороны, работать автосервисам не запрещалось, с другой – и не разрешалось.

Владимир Дроздовский, глава Automatic Transmission Group, в интервью радиостанции BFM так описал ситуацию: «Если отталкиваться от списка тех, кто должен обязательно работать, мы в этот список не попадаем. Если отталкиваться от списка тех, кто обязательно должен быть закрыт, мы в этот тоже список не попадаем, и потому наши предприятия оказались в каком-то непонятном состоянии. Поскольку мы с клиентами не общаемся, клиент приезжает, оставляет на длительный ремонт, от пяти до десяти дней, автомобиль и после этого забирает. Мы не понимаем, нарушаем мы чего-то или не нарушаем. Клиентов стало меньше процентов на 60–70. Многие партнеры по запчастям закрылись полностью, и мы остались в подвешенном состоянии, не имея возможности удовлетворить полностью всех клиентов. У нас, допустим, соседнее предприятие, там арендатор просто закрыл доступ на территорию, и все. На нашем предприятии арендатор пока доступ не закрыл, но у нас там еще такси находятся. Все примерно в том же подвешенном состоянии, как и мы». 

Когда работа необходима

При этом торговать запчастями в розницу запрещалось. Тем не менее многие СТО и поставщики запчастей продолжали работу. Официально это можно было делать тем, кто обслуживал транспорт, занятый в жизнеобеспечении города и государственных служб. Так, АТЦ «Автомат» в Белгороде обслуживал санитарные автомобили, филиал «ТрансФикс» в Краснодаре – сельскохозяйственную технику (а в период сева это едва ли не важнее городского транспорта), кто-то работал с таксопарками. Подобные договоры обеспечили деятельность и многих других автосервисов.

Большинство регионов повторили максимальную строгость, которую проявила столица. Хотя в некоторых из них руководители изначально трезво подошли к ситуации и не запрещали работу автосервисов и даже дилеров – например, в Самарской области действовали сервисы, а в Саратовской и Самарской была открыта и торговля автомобилями.

Да и сами руководители СТО заранее приняли все защитные меры, которые затем были предписаны Роспотребнадзором, – в первую очередь это дистанционный прием и возврат автомобиля: клиент оставляет машину на стоянке и ключи на капоте, а сотрудник затем ее забирает. «АТ-Сервис-НК» Игоря Емельянова в Новокузнецке в обязательном порядке выдерживал клиентские машины на стоянке не менее 12 часов до того, как ими начинал заниматься сотрудник, и затем такой же срок – перед тем, как клиент мог забрать отремонтированный автомобиль. И, конечно, почти все перешли на безналичные платежи, а по возможности и бесконтактные, через сайты.

По итогам опроса на сайтах журнала и «АвтоТрансТеха» выходит, что большинство опрошенных все-таки работали, хотя и с ограничениями: в их число входило дистанционное обслуживание, а также постоянная дезинфекция.

С 14 апреля в Москве были введены пропуски для перемещения по городу – для частных поездок можно было получить разрешение лишь дважды в неделю, а для работы – ежедневно. В первое время система оформления пропусков работала с перебоями, но постепенно все устоялось. Можно сказать, все, кто хотел продолжить работу, смогли это сделать. Правда, для сервисов, взаимодействующих с конечными клиентами, главной проблемой оказалось то, что эти самые клиенты стали общаться к ним намного реже. Кто-то не имел возможности доехать из-за отсутствия пропуска. А многие всерьез опасались заболеть. Количество обращений в сервисы сократилось.

Потери невелики

Хотя поток клиентов и объем работ сократились, многим компаниям удалось пройти период ограничений с незначительными потерями. В среднем по сети «Агрегатка» снижение составило около 25%, при этом некоторые филиалы даже превысили результаты прошлого года. «В долгосрочной перспективе этот кризис пойдет нам на пользу, мы оптимизировали расходы, в частности на персонал», – отметил Адель Якупов из «Агрегатки». Однако спрос в целом стал несколько ниже, потенциальные клиенты не рисковали выезжать из-за риска заразиться.

Московская компания TRPlant, занимающаяся восстановлением трансмиссий, была закрыта в апреле, но сотрудников не увольняли. «Некоторые из них сами решили не выходить на работу и оформили отпуск, а один даже нашел себе работу вахтовым методом в Сибири на несколько месяцев», – пояснил глава TRPlant Никита Шмитов. Когда 27 числа клиенты появились снова, предприятие приступило к своей обычной деятельности. В мае, правда, отгрузили меньше, чем обычно, но всего на 20%. 

Что дальше?

Президент России объявил об окончании нерабочих дней с 12 мая. В общей сложности страна провела в таком режиме 43 дня. При этом региональные власти имеют право вводить собственные ограничения, и большинство таким правом воспользовались – к примеру, в столице смягчать режим начали 9 июня. А в Краснодарском крае карантин решили отменить лишь 21 июня. Так что отмена ограничений идет плавно, и часть из них будет сохранена надолго – мэр Москвы Сергей Собянин считает, что маски в транспорте и в магазинах стоит сохранить еще на несколько месяцев во избежание второй волны пандемии, которую предсказывают некоторые специалисты. Правда, другие указывают, что вирус ослабевает с каждым заражением, а у населения должен постепенно сформироваться общий иммунитет. Пессимисты и оптимисты есть и среди обычных людей. Для сервисных предприятий важно привлекать и тех и других, а чтобы к вам не боялись зайти опасающиеся заразиться, надо демонстрировать строгое соблюдения мер безопасности. Такова новая реальность, в которой нам придется жить как минимум несколько месяцев.

Кому-то из нашей отрасли повезло, и они, благодаря правильно выбранному ОКВЭД, могут рассчитывать на меры государственной поддержки. Но большинству, похоже, это не очень поможет. Остается рассчитывать на то, что чудовищная встряска, которой из-за пандемии подверглась мировая и российская экономика, закончилась. И то, что мы через нее прошли, действительно позволит нам оптимизировать все процессы и найти новое дыхание.